ГлавнаяРегистрацияВход Hardsoftby
Пт, 17.11.2017, 20:13
Форма входа
Меню сайта

Категории каталога
Внешнее вторжение [8]
Мировой кризис [18]
Мировой картель [8]
Стратегический союзник [11]

Друзья сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 6

Главная » Статьи » Внешнее вторжение

Поворотный момент
Загранпаспорт нового образца имеют уже порядка 100 тыс. россиян То же самое я чувствовал во время финансового кризиса в развивающихся странах в 1997-1998 гг. и в 2000 г., когда взорвался пузырь на рынке акций технологических компаний. Нынешний кредитный кризис может быть столь же важным поворотным пунктом для финансовых рынков. Почему? Позвольте перечислить.

Первое и самое главное: то, что происходит сегодня на кредитных рынках, — огромный удар по англосаксонской модели финансового капитализма, ориентированного на финансовые транзакции. От выдачи высокорискованных кредитов (людям без дохода, без работы, без активов) до размещения среди инвесторов активов (и присвоения им благоприятных кредитных рейтингов), которые оказалось почти невозможно понять, оценить или продать, — все эти действия пронизаны некомпетентностью и конфликтом интересов. Когда произошел перелом, ведущие финансовые рынки впали в кому.

Во-вторых, эти события поставили под сомнение работоспособность системы секьюритизированного кредитования, по крайней мере в ее нынешнем виде. Объяснение (которое, признаюсь, я принял) было следующим: такая система позволит перенести риск, возникающий в результате привлечения коротких денег для выдачи долгосрочных кредитов, с участников банковской системы на плечи тех, кто лучше всего способен нести его. На самом деле риск был перенесен на плечи тех, кто хуже всего был способен его понять.

В-третьих, кризис поднял вопрос о роли центральных банков и регуляторов. Например, как далеко распространяются во время кризиса обязанности центральных банков в качестве кредиторов последней инстанции? Должны ли они, как призывают некоторые, становится маркет-мейкерами последней инстанции для участников кредитных рынков? Что, если быть точнее, должны делать центральные банки, когда испаряется ликвидность на важных рынках? Насколько после всего случившегося верна идея, что мы можем полагаться на то, что финансовые институты могут адекватно управлять рисками на основе собственных моделей его оценки? Чего было бы разумно ожидать от рейтинговых агентств? Рынок ипотеки США вряд ли можно считать terra incognita. Если банки и рейтинговые агентства ошиблись, что еще нужно поставить под сомнение?

В-четвертых, помните, как официальные лица США читали лекции (например, японцам) о важности того, чтобы как можно скорее обеспечить прозрачность рынков и позволить ценам активов достичь равновесия? А теперь мы видим, как Генри Полсон, министр финансов США, пытается организовать банки в картель, который бы собирал в «суперфонде» ядовитые секьюритизированные активы. Более того, в попытке стабилизировать ситуацию на рынке жилья минфин напрямую вмешивается в процесс установления процентных ставок по ипотечным кредитам. Может, это и хорошие идеи, хотя я сильно в этом сомневаюсь. Но они не соответствуют тому, что США традиционно рекомендовали другим странам, оказавшимся в подобном положении. Теперь люди недолго будут сохранять на лице серьезную мину, слушая, как американские политики читают им лекции о достоинствах свободных финансовых рынков.

В-пятых (и здесь мы переходим от вопроса о работе финансовой системы к вопросу о глобальных макроэкономических последствиях кризиса), кризис свидетельствует о необходимости переоценки риска. Он также положил начало процессу осознания инвесторами необходимости вкладывать в более прозрачные и ликвидные активы. Подобная коррекция крайне желательна, но она была выборочной. Поразительно, что развивающиеся рынки стали тихой гаванью, в то время как инвесторы бежали с ипотечного рынка США. В развивающихся странах это могут считать сладкой местью. Не стоит слишком рано радоваться. Сегодняшних любимчиков завтра могут без всякой жалости низвергнуть с пьедестала.

В-шестых, последние события свидетельствуют о возможном снижении роли США как потребителя последней инстанции в мировой экономике. По прогнозу ОЭСР, конечный внутренний спрос (частное и государственное потребление и инвестиции в основной капитал) вырос в США в 2007 г. на 1,8% после роста на 2,7% в 2006 г. ОЭСР прогнозирует дальнейшее замедление в 2008 г. до 1,4%. Торговый дефицит США сокращается, и увеличение экспорта добавит росту ВВП в 2007 г. 0,5 процентного пункта, а в 2008 г. — 0,4 п. п. (в 2005-2006 гг. рост торгового дефицита отнял у роста ВВП 0,2 п. п. и 0,1 п. п. соответственно). Это означает, что если в предыдущие годы США давали стимул для роста экспортерам других стран, то теперь другие страны дают стимул их экспортерам. Кредитный кризис, скорее всего, ускорит этот процесс. США нужен быстрый рост экспорта, опережающий рост импорта. По этой причине правительство сквозь пальцы смотрит на падение доллара — пока оно не породит серьезные опасения относительно ускорения инфляции.

В-седьмых, в США возможна рецессия. Начнется ли она, зависит в основном от потребителей. Они уже давно тратят больше, чем зарабатывают; их сбережения ничтожны, а долги огромны: объем ипотечных долгов вырос с 63% от располагаемого дохода в 1995 г. до 98% в 2005 г. Эта тенденция вряд ли может продолжаться в ситуации падения цен на дома. Нежелание (или неспособность) потребителей брать кредиты в таких объемах снизит эффективность денежно-кредитной политики США. Это, в свою очередь, делает слабый доллар и быстрый рост экспорта еще более важными факторами.

И последнее (но от этого не менее важное). Кредитный кризис может иметь большие последствия для игры «передай дефицит», которая в последние десятилетия стала характерной чертой мировой экономики. Если большой дефицит счета текущих операций образовывался у развивающихся стран, они почти неизбежно оказывались в кризисе. В последнее десятилетие роль страны с большим (и все растущим) дефицитом взяли на себя США — вместе с ролью заемщика последней инстанции. Эта эпоха, возможно, закончилась. Однако у Китая, Японии, стран — экспортеров нефти и Германии профицит счета текущих операций продолжает расти. Чтобы в мире была макроэкономическая стабильность, на замену США должны прийти новые кредитоспособные заемщики. Если США перестанут абсорбировать избыточные сбережения в странах по всему миру, какие страны смогут и захотят делать это?

Опыт учит нас, что финансовый шок меняет модели кредитования и расходов в мире. То же произойдет и в результате нынешнего кризиса, возникшего в сердце мировой экономики. Вопрос в том, насколько стабильной и динамичной окажется в результате мировая экономика.



Категория: Внешнее вторжение | Добавил: graviator (18.01.2008)
Просмотров: 400 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
Поиск
Copyright MyCorp © 2017